Экзотические сады курорта Бриссаго в Швейцарии

Берег озера Маджоре – курортная зона для швейцарцев и туристов, посетивших эту страну. Одним из популярных городов на берегу озера является Бриссаго. Курорт сочетает в себе мягкий субтропический климат с соответствующими растениями и более суровый горный. Такое необычное сочетание возможно благодаря тому, что Бриссаго находится как бы на двух уровнях. Нижний – это город на берегу Маджоре. А верхний – город, находящийся на холмах у подножия Альп. В среднем высота города на холмах составляет 400 метров над уровнем моря. Поэтому прогулка по городу покажется весьма интересной. В Бриссаго объединены север и юг, что позволяет произрастать на его территории самым интересным растениям, сочетание которых вы не увидите больше нигде.

ile-brissago.jpg

Острова

Сам город представляет собой весьма привлекательное место с большим количеством дорожек для пеших прогулок (более 35 километров), хорошими пляжами, возможностью заняться парусным спортом, водными лыжами, а на берегу сыграть в гольф или теннис. Однако недалеко от города находятся два весьма привлекательных острова, которые относятся к курорту. Их называют островами Бриссаго, хотя они имеют и собственные имена. Есть большой и малый остров Брисссаго.

Растительность на островах пышная. Но малый остров необитаем. Туда туристы не ездят. Там густые заросли местной растительности и осмотреть что-либо весьма трудно. А вот большой остров Бриссаго – совсем другое дело. Это популярная туристическая достопримечательность. Остров также известен, как Сан Панкрацио, и обладает субтропическим климатом, что позволяет произрастать здесь экзотической растительности. Большое количество диковинных растений как раз и сделало большой остров популярным.

На Сан Панкрацио расположен дворец или, если выразится скромнее, особняк, и окружающий его ботанический сад. История острова затерялась в веках. Единственное, что известно, так это то, что на маленьком острове когда-то было римское поселение. Но там остались лишь руины. Также на островах жили монахи. Но они их покинули, а их строения были разобраны местными рыбаками для строительства своих жилищ. Острова Бриссаго вновь стали известны, когда на Сан Панкрацио поселилась эксцентричная баронесса с русскими корнями.

История ботанического сада Бриссаго

Антуанетта де Сан-Леже выбрала остров местом своего жительства в 1885 году. Она сразу же занялась облагораживанием территории. Отстроила виллу в стиле ренессанса и приказала разбить сады. Для экзотического парка было выделено 2, 5 га земли. На этом участке баронесса повелевала высаживать самые необычные растения. В итоге, ее стараниями здесь зацвели цветы со всех пяти континентов.

Интересно, что Антуанетта серьезно подходила к вопросу и вела собственный каталог всех растений, которые были посажены в ее саду. Позже, в 1913 году она издала его в Лондоне. Каталог получился внушительным. Оказалось, что в саду было высажено 1700 видов растений, из самых разных уголков всего земного шара.
Однако баронесса имела очень непостоянную натуру. Антуанетта была весьма привлекательной и родилась в Петербурге. Ее отец был королевских кровей, а мать - еврейская танцовщица. За свою жизнь она сменила несколько мужей и умела мастерски вертеть мужчинами. Вокруг себя она собирала самых интересных людей. Художники, поэты и другие творческие личности частенько гостили на острове и посещали ее тропический сад. Но годы брали свое, и вот уже не она бросила своего мужа, а он ее. Из-за этого в 1927 году ей пришлось продать Сан Панкрацио, а с ним и свой прекрасный сад.

Большой остров купил Макс Эмден, бизнесмен из Гамбурга. Он переделал виллу в неоклассическом стиле, многое достроил и благоустроил. Однако экзотический сад почти не подвергся изменениям. И коммерсант все так же принимал деятелей искусства, поэтому атмосфера большого острова практически не изменилась. Последнее значительное изменение на Сан Панкрацио было произведено в 1949 году. В тот год его купил кантон Тичино и после этого остров стал ботаническим садом, в который может попасть любой турист и увидеть всю ту красоту, которую так трепетно создавала эксцентричная баронесса.