Вечный сад

Родилась в 1951 году в Среднем Поволжье. В 1967 году с мамой приехала в Хакасию на освоение целинных и залежных земель (брежневская целина). Влюбилась в эту прекрасную землю и отказалась покидать её. Благодаря даче и добрым людям вырастила пятерых благополучных сыновей. Сейчас нахожусь на заслуженном отдыхе и мечтаю вырастить своими руками сад. С этой целью посещаю занятия Школы садоводов в Национальной библиотеке им. Н.Г. Доможакова: «Я еще не волшебник. Я только учусь. У волшебников-специалистов». Свой опыт невелик. Но надеюсь, что мои воспоминания о событиях и людях могут быть интересны и полезны. Итак, свои мысли вслух или зарисовки с натуры, я посвящаю своей маме, Кузьминой Матрёне Семёновне, садоводу по образованию, ныне покойной. Пусть будет красивой земля!

Великолепие хакасской тайги поразило моё воображение. Покорил меня своей красой цветок, который местное население называло кукушкины туфельки или венерин башмачок. Изображение венериного башмачка является обязательным атрибутом хакасской национальной вышивки и главным его украшением. Многообразие расцветок зарослей венериного башмачка создавало пышный ковёр изумительной расцветки. «Любители прекрасного» гордо выносили и выносят охапками это чудо из тайги. Оказалось, этот цветок прочно обосновался в Красной книге мира. И если его соседа по Красной книге - тюльпана одноцветкового - как-то можно уговорить поселиться на дачах Самохвала, то венерин башмачок практически не поддаётся уговорам. Поэтому его надо не переселять, а оберегать и защищать. На занятиях в библиотеке узнала причину его катастрофического положения. Цветок этот, подобно человеку, растет долго. Юность, время цветения у него наступает в восемнадцать лет. Зрелость – время, когда из цветка может образоваться плод, способный дать потомство, у венериного башмачка наступает к двадцати пяти-двадцати восьми годам. И если за эти четверть века случится что-то несовместимое с жизнью, или просто в один из сезонов сорвут, сломают или вытопчут юные цветы, то растение погибнет, не дав потомства.

И кто знает, сколько ещё представителей флоры и фауны со столь хрупкими способностями к выживанию нашли приют рядом с нами на благодатной земле Хакасии? А мы продолжаем безжалостно грабить природу: «Хочу здесь и сейчас. А там – хоть трава не расти!» – и выбираем лучшие экземпляры. Мы утверждаем: дети – цветы жизни. По аналогии: цветы – дети земли. Представила: пятеро моих прекрасных деток расцвели. Пришёл какой-то дядя и вырвал их. И никому нет дела до скорби моей и земли-матушки.

Все восхищаются прекрасным букетом. Потом увядший безжизненный букет выбросят в мусор. Уже полвека призывает Юрий Антонов: «Не рвите цветы, не рвите. Пусть будет красивой земля. А вместо цветов дарите васильковые и ромашковые, незабудковые поля». Ныне букет диких цветов вызывает у меня жалость и одновременно презрение к обладателю букета, презрение к хапуге. Не твое – не тронь. Любишь прекрасное? Вырасти себе и пользуйся, как вздумается.

Отрадно, что еще не перевелись истинные любители прекрасного И их ряды растут (не без участия библиотеки). Например, на занятии нам рассказали о том, как женщина пенсионного возраста периодически выезжает отдыхать на природу и попутно разбрасывает смесь семян: пусть будет красивой земля! Поэтому в последнее время вдоль дорог то тут, то там поднимаются молодые сеянцы плодовых и ягодных культур.

Добрые примеры тем, кто желает сохранить для детей своих детей хотя бы ту малость красоты, что ещё уцелело на планете Земля вопреки нашему бездумному вмешательству.

Поднялась в Абакане очередная многоэтажка. Строители привели в порядок внутренний дворик. А участок, прилегающий к дому со стороны пустыря, слегка подравняли трактором… и исчезли навсегда. Дворник сюда не заглядывал. Две одинокие пенсионерки молча наблюдали постепенное захламление пустыря перед окнами их квартир. Наконец, им надоел унылый вид из окна. Вместо обивания порогов ЖЭКа они засучили свои рукава. Однажды они прошествовали мимо скамейки пенсионеров у подъезда в рабочей форме и с садовыми инструментами. С того времени они ежедневно понемногу (в меру своих сил) работали на пустыре. Убрали мусор и бурьян, выровняли газон и засеяли цветами. Нерадивые соседи упорно продолжали захламлять забытую территорию, обрывать цветы и выкапывать саженцы многолетников. Но две пенсионерки оказались намного упорнее соседей. Наконец, пустырь превратился в ублажающий душу зелёный оазис. Пришёл черёд ещё одной несанкционированной свалки. Некоторым жителям лень было пройти несколько метров до мусорных баков. Пакеты с мусором выбрасывали за домом на остатки строительного мусора. Бабушки отнесли весь мусор к бакам и занялись озеленением. Теперь новую многоэтажку окружали цветущие газоны. И в открытые окна дома струился действительно свежий воздух с ароматами трав.

Лет пятнадцать назад руководитель фотокружка при черногорском доме пионеров ходил с детьми на этюды. Он давал всем смесь семян. В пустынном логу ребята шли цепью и широким взмахом руки сеяли семена. Через пять лет лог встретил их высоким густым разнотравьем. Через десять лет пришлось обходить стороной наполненные жизнью густые заросли молодого будущего леса.

moi-sad.jpg

У лентяя господь близок

В одной из художественных книг прочла о разграбленных и заброшенных после революции двух барских усадьбах. Среди лугов и следа от построек там не осталось. Сохранились наперекор всему лишь фруктовые сады в окружении лесозащитных полос – аллей из дубов и кедров. Никто за ними не ухаживает, а они плодоносят каждый год. И урожай дают больше, чем деревенские сады, за которыми ухаживают, удобряют. И сено там сочнее и не портится долго. В 1976 году погибли у людей сады, но эти два сада не тронул мороз, ни одного деревца не погубил. Трудно поверить прочитанному. И я бы не поверила, если бы не одна книга. Прочитала её, задумалась. В памяти всплыли эпизоды, подтверждающие справедливость напечатанного.

1964 год. Лето. На школьные каникулы мне разрешили работать вместе со взрослыми рабочими в саду. В бригаде были, в основном, женщины преклонного возраста. В саду проводились всевозможные эксперименты. Как женщины чертыхались, когда нас в сад (не на овощи и картофель) посылали на прополку или на протяпывание сорняков! Жара, пыль... И ворчание женщин: «Артель – напрасный труд!» А какое блаженство мы получали во время работы в саду со сплошным задернением и в окружении высоких деревьев лесозащитной полосы! Здесь воздух свеж, яблоки вкуснее, насекомые не так назойливы. Просто рай. Журнал «Садоводство» подтвердил обоснованность ворчания женщин. В результате многолетних наблюдений сделан вывод о несомненной пользе сплошного задернения: устойчивость сада к воздействию плохой погоды улучшалась.

Почему же до сих пор мы вопреки этим выводам выбираем самую трудоемкую, самую нерентабельную систему обработки почвы – отвальную, закатывающую землю под асфальт, выжигая её огнём и химикатами? Инертность, леность ума или чей-то хитрый злой умысел?

1978 год. Ура! Мама, Кузьмина Матрена Семеновна, получила участок под дачу в массиве реки Ташеба. Участок достался хуже некуда. Отказной. Редко высыхающее озерце во всю дачу. Матрена Семеновна периодически осенью и чуть не ежедневно весной выбиралась обследовать дачу. Соседи приступили кое-где к работе, а Матрена Семеновна в болотных сапогах шестом исследовала ледяное покрытие дачи под вешней водой.

Вот и наше озерце немного оттаяло, шест входил в грунт на 30-40 см. Трактор смог зайти только со стороны брошенной дачи. По просьбе Семеновны трактор сгреб оттаявший грунт в подобие грядок на льду под водой. В середине, от края до края, крестом - канава поглубже. Наконец, оттаял и наш участок, вода просачивается куда-то, вот уже и грядки показались из воды. Еще раз нанимаем трактор. Очень осторожно по вязкому грунту трактор подъезжает к нашей даче. Смог зайти лишь на три метра, топкий грунт, опасно. Выбрал ковшом яму три на три и глубиной два метра. Мы лопатой к этой яме от канавы подвели водоотвод. Вода сбежала в яму, там держалась на одном уровне. В дождь вода со всех дач сбегала к нам, и наш домик из досок всплывал вместе с фундаментом. В один из таких сырых дней Матрена Семеновна села у ямы и долго наблюдала. Затем взяла шест и лом с веревкой (чтобы вытащить, если что) и в приглянувшемся ей месте повертела шестом, бросила несколько раз лом, вода начала убывать и с грохотом ухнула как в бездонный колодец. Матрена Семеновна объясняла это тем, что она вышла на подземное русло старицы Ташебы. Каждый год мы прочищали шестом и ломом найденный сток в яме.

Объявили, что Минусинский плодопитомник предложил на реализацию пенсионерам саженцы. И снова засуетилась мама. Углубляла канавки, а грунт выкладывала на гряду. Получилось несколько «столов» в направлении север-юг и высотой один метр над грядкой. На столы были посажены саженцы яблонь: яблоня не выносит высоких грунтовых вод. Яблоньки росли, а мы поспешали расширить столы под ними, все лето носили грунт. 60 кустов смородины посадили в две глубокие канавки по 30 штук в ряду через один метр. Постепенно подвозили грунт и подсыпали его в ряды смородины и яблонь. Веточки смородины раздвигали, присыпали, и позднее получились два раскидистых ряда. Яблоньки росли уже не на столах, а на возвышающейся широкой гряде. На следующий год внуки отведали первые ягоды смородины. Теперь на дачу малыши просились сами. Им интересно было наблюдать, как из почки вырастают ягодки.

Семья каждое лето выезжает на дачу. Участок в низине. Зеленый пожар того и гляди перекинется на грядки. Решили под деревьями полоть в последнюю очередь. В итоге на тропинках и в саду получилось задернение. Но по требованию соседей мы интенсивно взялись за прополку. Наших сил хватило ненадолго и ненамного. Земля чернела лишь под несколькими яблонями из девяти посаженых в ряд. И вот неприятность: после прополки на самом вкусном дереве плоды стали мелкими, кислыми и твердыми. То есть, самыми невкусными. Позднее мы прекратили прополку в саду, но вкус плодов улучшился ненамного. А отказаться от прополки подсказал случай.

Жара. Устроили обед на травке под тенью деревьев. Рядом, на прополотом клочке земли, к стволу яблони деловито ползет крупная жужелица. Матрена Семеновна объясняет своим внучатам, что жужелица ищет вредителей. Все внимательно наблюдаем, как жужелица торопливо поднимается по стволу, затем по ветке к поврежденному гусеницей яблочку. Откуда ни возьмись, налетает птичка, сбивает жука на голую землю, догоняет его, добивает и исчезает. На чисто прополотой земле у жука не было никаких шансов выжить. Второму жуку повезло. Он упал на дерновую подстилку и исчез в траве. Птичка его не нашла и довольствовалась менее крупной добычей: маленькой гусеницей плодожорки. Следовательно, задернение помогает саду иметь двойную защиту от вредных насекомых: птиц и полезных насекомыххищников.

Мы жили на даче с малышами-дошколятами. Поэтому не обрабатывали дачу ядами. Хотя соседи требовали проводить обработку вместе с ними. У соседа Николая родился сын. Это радостное событие помешало ему обработать ядами дачу вместе с соседями. Дачники дружно провели химическую атаку и спешно покинули поле боя. Николай появился с опрыскивателем на даче с небольшим опозданием... Но обработку так и не начал. Вместо этого он подозвал маму и поведал следующее.

Оказывается, соседи дружно ломали головы над вопросом, почему у Матрены Семеновны вредителей на даче очень мало, хотя она никогда не пользуется препаратами против насекомых-вредителей. Сегодня Николай понял причину этого феномена, когда подошел с опрыскивателем к забору соседа. Трава у забора шевелилась. Это полчище насекомых всех мастей спасались бегством с пораженных ядом территорий соседних дач на необработанную дачу Николая. Полезные хищники оказались всех шустрее, и на новом месте сразу принялись за работу. Николай решил ядами не мешать членистоногой братии исполнять их прямую обязанность по борьбе с вредителями сада. Ведь насекомыепомощники успешнее справятся с поставленной задачей на необработанной ядами земле-матушке.

Легко представить, что птицы также охотнее посещают необработанные ядами дачи. А выжившие после химической атаки вредители преспокойно плодятся и мутируют. Таким образом, насаждения на дачах исполнительных трудоголиков остаются один на один с полчищами вредителей-мутантов. И вспомнилась любимая фраза моей мамы: «У лентяя господь близок»

© Гирич Л.В., 2012